Значение имеют

Айван

Айван (iOne), iOne.ru

В своей книге «Блеск и нищета информационных технологий» Николас Карр специально оговаривается, что его анализ и выводы о том, что ИТ теряют стратегическое значение, справедливы для развитых рынков. В развивающихся странах, отмечает он, ситуация иная, но подробнее об этом не пишет. Проект iOne совместно с независимым клубом ИТ-директоров 4CIO решили восполнить этот пробел на очередном «круглом столе». Представители ИТ-индустрии и ИТ-директора российских предприятий -- в рамках заочной полемики с Николасом Карром -- обсуждали роль информационных технологий для российского рынка. Очная полемика с автором состоится 11 октября в Москве, когда по приглашению iOne он приедет на Третий съезд российских ИТ-директоров (Russian CIO Summit).

Прежде всего нужно сказать, что реакция российских читателей книги Николаса Карра оказалась столь же неоднозначной, как и на Западе. Президент Национальной компьютерной корпорации Александр Калинин, например, назвал книжку вредной: -Она написана журналистом, который недостаточно хорошо разбирается в современных ИТ и современном бизнесе. Соглашусь лишь с тем, что ИТ -- технологии инфраструктурные, как железные дороги, электричество. Еще Ленин говорил, что коммунизм -- это советская власть плюс электрификация всей страны. Сейчас катализатором экономического развития страны являются ИТ, возможно, как раз в силу того, что Россия -- страна развивающаяся. Рост ИТ-рынка в среднем у нас составляет 25% в год при общем экономическом росте в 6-7%. Это значит, что у экономики есть потребность в ИТ?.

А ИТ-директор «Инком-авто» Борис Славин, наоборот, готов во многом согласиться с Карром: -Да, на 90% ИТ превратились в обычный, стандартный товар. Даже в России. В 1995 году, когда я стал ИТ-директором, мне приходилось досконально разбираться в технологиях. Но последние два-три года около 90% необходимых мне ИТ-услуг я просто покупаю на рынке. Выступаю при этом как менеджер по закупкам: ищу, как дешевле и качественнее добиться своих целей. И рынок мне это позволяет, раньше приходилось вникать во все самому, иного выхода не было. Сейчас же мы обсуждаем бизнес, для поддержки и развития которого эти технологии нужны?.

?Не думаю,-- возражает ИТ-директор «Русала» Михаил Эренбург,-- что ИТ стали стандартным, массовым товаром (что называется, commodity). В России -- точно нет: 90% средств на ИТ у нас тратится внутри компаний. Нет ни одного примера, когда корпоративная ИТ-инфраструктура была бы отдана на аутсорсинг. Если бы во всех сферах ИТ мы могли вести себя так, как сейчас ведем при покупке оборудования и телекоммуникационных услуг, для меня это было бы идеалом. Запад к этому идеалу ближе, мы -- дальше. Да, ИТ стали глобальными, но не commodity?.

Никто не стал спорить лишь с тем, что преимущества бизнесу дает не наличие тех или иных технологий, а то, как компания их использует. В этом отношении ИТ аналогичны человеческим ресурсам: люди везде одинаковы, и значение имеет то, насколько эффективная команда из них выстроена. -Я бы сравнил еще ИТ с финансовыми инструментами и технологиями,-- отмечает Борис Славин.-- Они общеизвестны и общедоступны: кредиты, акции, облигации. Все корпоративные финансисты используют их для развития бизнеса компании, но преимущество получает тот, кто использует их лучше других?.

Конкурентные преимущества достигаются грамотным применением инструмента, соглашается директор по технологиям Desten Computers Владимир Штей: «Если ИТ-директор принимает решение о внедрении новых технологий, он должен показать, каким образом они повлияют на эффективность бизнеса. Без этого внедрение никому не нужно. Не зря же ИТ-директор входит в совет компании. Он должен обосновывать применение той или иной технологии в составе бизнес-процесса и доказывать, что ее применение улучшит его».

С низкого старта
?Карр не случайно говорит только про развитые экономики,-- подчеркивает директор департамента стратегии построения информационного общества Мининформсвязи РФ Олег Бяхов.-- В России уровень потребления ИКТ на душу населения в 2004 году составил около 150 евро. В Греции и Португалии, самых отсталых странах Евросоюза, этот показатель в шесть раз больше. В США -- в 11 раз. Мы недоинвестируем в ИТ как нация в целом. Мне сложнее говорить о том, дают ли ИТ конкурентные преимущества российским компаниям, но что касается всей страны -- безусловно. Впрочем, такой глобальный игрок, как, например, «Русал», вряд ли сможет без ИТ квалифицированно вести бизнес на мировом рынке. А «Ростелеком» без ИТ вообще за трафик рассчитаться не сможет. Так что использование ИТ в России -- это необходимость, информационные технологии просто дают возможность вести бизнес?.

На развивающемся рынке, таком как российский, правильное использование ИТ еще долго будет обеспечивать конкурентное преимущество, считают участники дискуссии. Например, в результате конвертации технологического преимущества в повышение капитализации компании. «Недавно,-- приводит пример Александр Калинин,-- мы внедрили в «Пивоварнях Ивана Таранова» ERP-систему, а потом компанию продали, дороже, чем ожидали владельцы. Просто бизнес компании благодаря ERP стал более прозрачным для инвестора». По его мнению, конкурентные преимущества в нынешнюю постиндустриальную эпоху получает не та компания, которая быстрее упаковывает или сидит на ноу-хау, а та, которая лучше котируется на бирже. Игра сейчас основывается на стоимости компании на фондовом рынке, но могущество лидеров по капитализации во многом зиждется на ИТ.

Действительно, господин Карр анализировал развитые рынки, где компании, в общем, не страдают от недостатка автоматизации. Его интересовало, какую отдачу приносят их инвестиции в новые информационные технологии. Он обсуждает, что наступает после того, как компания закончила основную информатизацию. Многим российским компаниям до этого этапа еще далеко. У многих зачастую нет ERP-системы, даже сервера необходимого нет. Поэтому для России советы Карра не спешить с внедрением и тратить на ИТ поменьше особого смысла не имеют.

К тому же ситуация с затратами на ИТ сильно зависит от индустрии. -Для банковской отрасли, например, 5% от оборота на ИТ -- это мало, а для другой много,-- говорит директор по ИТ компании «Крок» Александр Буйдов.-- В отраслях (страхование, телеком), где бизнес построен на ИТ, можно получить конкурентные преимущества за счет использования новейших технологий. Вопрос лишь в балансе объемов инвестиций и отдачи от них -- и от того, кто выигрывает, компания или ее клиенты. Но сравнивать это имеет смысл, когда все базовые вещи выстроены: в банке работает АБС, в страховой компании есть база данных для стандартного анализа. Без этого бизнес просто не будет работать. Потом уже можно думать, покупать ли за миллион аналитическую систему SAS Institute или обойтись OLAP-сервером за $100 тыс.?.

Если западные компании, по мнению Карра, тратят на ИТ «слишком много» и «слишком рано», то российские, считает директор направления малого и среднего бизнеса SAP СНГ Александр Антипов, мало и поздно. «ИТ-стратегия должна появляться вместе с бизнес-идеей,-- замечает он.-- У нас же о каком-либо целенаправленном развитии ИТ начинают задумываться, как правило, лет через пять-десять после начала деятельности». Проблема еще в том, добавляет ИТ-директор «Ростелекома» Андрей Баклыков, что в России совершенно не изменились бизнес-технологии: «На Западе в 1980»90-х годах произошла смена парадигмы управления: компании перешли от функциональной иерархии к процессному управлению. Российские же предприятия управляются по старинке, и такого понятия, как бизнес-процессы, реально еще нет. Если ИТ используются для поддержки бизнес-технологий, то компания и с небольшими затратами может получить заметный эффект. Но это уже вопрос не к ИТ-директорам, а к владельцам и управляющим?.

Конкурентное преимущество достигается за счет команды, внутренней политики компании, ее корпоративной культуры, соглашается технический директор «Инком-недвижимости» Павел Пестряков, а ИТ здесь либо помогут, либо помешают. «Сейчас все риэлтеры в поисках клиентов двинулись в интернет,-- говорит он.-- Да, есть вещи, которые при минимальных вложениях окупаются очень значительно. Глупо их не использовать. Но компании идут и на дорогостоящие проекты, если они необходимы для достижения стратегических целей, а альтернатив нет».

Опередить конкурентов в России за счет умелого использования ИТ, безусловно, можно, утверждают ИТ-директора, правда, ненадолго. В этой гонке нельзя останавливаться. «ИТ-директор всегда должен быть на шаг впереди конкурентов,-- убежден Михаил Эренбург.-- Появилась новая технология, вы внедрили ее, получили эффект, через год этим пользуются все, а вы уже освоили новую. Только не нужно ничего изобретать, надо лишь знать, где эти технологии применить».

К тому же процесс инноваций в ИТ еще далеко не исчерпан, хотя и примеров избыточной функциональности ИТ-продуктов тоже немало. -Конечно, есть сферы, где технологии устоялись, стали стандартной практикой, так что изобретать здесь что-то новое просто глупо,-- говорит глава российского представительства Siebel Systems Павел Черкашин.-- Но имеется множество областей, где существующие технологии -- просто детский сад по сравнению с тем, что должно быть. Рано или поздно решение важных задач будет найдено, и компании с удовольствием будут за это платить. Даже в области ERP и CRM исследований хватит еще на десяток лет, чтобы выйти на тот уровень, который хотели бы видеть потребители?.

«Два года назад мы закончили в компании автоматизацию. В следующем году начнем модернизацию информационных систем,-- подтверждает Борис Славин.-- Таким образом, в среднем раз в три года появляется нечто новое, заставляющее делать серьезный апгрейд решений».

Передовой опыт «в коробке»
Николас Карр пишет, что вместе с тиражным деловым софтом тиражируется и «зашитая» в него передовая бизнес-практика, которой могут воспользоваться все компании. ИТ-директора сомневаются, что «зашита» туда именно best practice, но в целом соглашаются, что достойные подражания бизнес-процессы в тиражных программах встречаются. Особенно если это вспомогательные, вполне стандартные процессы, на самостоятельную разработку которых нет никакого смысла тратить время и силы. «Дифференциация проходит по бизнес-процессам,-- уверен Михаил Эренбург.-- В России даже переход от советского процессного наследия к стандартным бизнес-процессам -- уже важный шаг. К сожалению, не всегда с этим везет. У нас в компании, например, при внедрении ERP только очень малую часть финансовых процессов можно было почерпнуть из системы. Приходится ее переписывать, поскольку в нашей отрасли основные бизнес-процессы, которые мы выстроили сами, лучше предлагаемых в тиражных системах».

А вот Борису Славину повезло в этом отношении больше. «Мы установили в компании немецкую программу и максимально настроили под нее наши бизнес-процессы. Конечно, хотелось бы выбирать из пяти-шести подходящих продуктов, а не из двух-трех, но самому изобретать уже ничего не стоит. Мы ведь с помощью этой программы не задачу опережения конкурентов решали. Просто нам надоело придумывать свой драндулет».

Впрочем, равный доступ к передовому опыту «в коробке» еще не означает, что компании и бизнес будут вести одинаково. Как говорит Павел Черкашин, наличие учебника еще не гарантирует знания: «Если вы заставили все полки учебниками, это не значит, что вы все познали. Кто-то же должен книгу прочитать, усвоить, сделать выводы и применить их на практике. К тому же чем больше библиотека, тем она сложнее и тем меньше вероятность, что кто-то сможет извлечь из нее пользу. С информационными системами -- то же самое».

?Преимущества заключаются в информации, с которой работают информационные технологии,-- подчеркивает директор по стратегии «Microsoft Россия и СНГ» Игорь Агамирзян.-- Информация первична и уникальна для каждой компании, хотя эффективность ее обработки (то есть эффективность работы ИТ), конечно, влияет на бизнес. Если у компании имеется передовая CRM-система, но нет хорошей клиентской базы, то система ничему не поможет. Идти надо сверху, от бизнес-процессов. Если продукт позволяет «коробочным» образом обустроить бизнес-процесс, надо приложить его к своим информационным массивам, то есть капитализировать информацию через ИТ. Без информации технологии -- пустая оболочка?.

Оборона или наступление?
Николас Карр советует компаниям не спешить с покупкой новых ИТ-решений, а ждать, когда они подешевеют. «Сегодня лучше быть неторопливым последователем, чем лидером по внедрению новых ИТ. И это справедливо для подавляющего большинства компаний»,-- заявил он iOne. Но в корпоративном секторе сложилась вполне определенная структура адептов новых технологий, идущих в основном потоке, и консерваторов в отношении затрат на ИТ. Как показывает исследование iOne «ИТ на российских предприятиях: практика и перспективы», доля компаний-первопроходцев в ИТ стабильна и составляет 16,5%, при этом почти половина ИТ-директоров, будь на то их воля, тратили бы на ИТ в стиле адептов (см. таблицу). Что же выгоднее: быть первопроходцем или, как советует Карр, занимать консервативную позицию?

«Это зависит от того, насколько ИТ-директор и вся компания способна добиваться преимущества от использования технологий,-- говорит Михаил Эренбург.-- Если раз за разом это удается, надо занимать наступательную позицию, если нет -- оставаться консерватором. Во многом это зависит и от корпоративной культуры. Наша компания, например, относится к категории mainstream, но по некоторым направлениям мы выступаем лидерами в отрасли. Правда, через год конкуренты копируют нас, но мы воспринимаем это спокойно: значит, мы выбрали правильный путь».

Всегда найдутся люди и компании, которые готовы первыми пробовать новинки и рисковать, чтобы попасть в первую волну, получающую больше преимуществ. Также есть и категория тех, кто склонен дожидаться, пока новшества не станут общепринятыми. Первопроходцы -- это лидеры по складу характера, считает Александр Буйдов. Не только в сфере ИТ, но и в других компонентах организации они находят такие вещи, которые помогут им сохранять лидерство. Да, они платят дороже и больше рискуют. По сути, их инвестиции -- венчурные. Но компании, дожидающиеся, пока новые технологии не внедрит основная масса конкурентов, утверждает Павел Черкашин, рискуют больше -- конкурентным проигрышем.

Первопроходчество не должно быть «слепым», подчеркивает Александр Антипов, оно должно базироваться на взвешенном бизнес-плане с пониманием и оценкой возможных рисков. Тогда такая стратегия приносит выгоду. -В 1996 году,-- вспоминает Олег Бяхов,-- мои коллеги-консультанты убеждали Михаила Ходорковского, как важно развивать и внедрять ИТ. -Ну, хорошо,-- сказал он.-- Я инвестирую в этом году $50 млн на ИТ, а какая будет отдача?? Ему показали на примерах из global best practices. -Понял,-- сказал Ходорковский,-- экономический эффект будет отложенным. Когда-нибудь я верну свои инвестиции и получу на них еще $50 млн. Наверное, это здорово, но если я сейчас пролоббирую определенные изменения в налоговом законодательстве, эффект будет намного больше и обойдется мне это гораздо дешевле?. Потом он, конечно, осознал силу мультипликатора, основанного на капитализации, а не на операционных результатах бизнеса, и начал инвестировать в ИТ. В своей отрасли он стал первопроходцем в сфере автоматизации?.

На конкурентных рынках выбирать между стратегией адепта ИТ или консерватора уже не приходится, считает вице-президент по развитию бизнеса «Квазар-микро» Сергей Сапельников: -Если у сотовых операторов ARPU (доход с одного клиента) составляет $8, а издержки -- $6, то внедрение ИТ для поддержки бизнес-процессов, снижающее эти издержки до $5, увеличивает прибыль на доллар. А это уже конкурентное преимущество -- и капитализация. В конкурентно насыщенных отраслях адептом станешь поневоле. Но, например, у наших металлургов, как мне представляется, остается еще много факторов создания конкурентных преимуществ в операционной деятельности, а использование ИТ имеет меньшее значение?.

В своей книге Николас Карр пишет, что американские компании в среднем тратят на ИТ более половины своих капитальных вложений. В России же можно считать адептами ИТ тех, чей бюджет на автоматизацию превышает уже 2% от оборота. -Меня в свое время поразило отношение многих компаний-лидеров к маркетингу,-- размышляет Павел Черкашин.-- Отдавая себе отчет в том, что больше половины затрат на маркетинг уходит в песок, они упорно продолжают вкладывать в маркетинг определенный процент от оборота. Бегают и ищут, куда деньги потратить. Выскажу крамольную мысль: может быть, то же самое нужно делать и с ИТ. Не все деньги будут потрачены эффективно, но это будет двигать компанию вперед?.

«Ничего крамольного в этом нет,-- реагирует Олег Бяхов.-- В 2003 году министр Леонид Рейман делал на заседании правительства доклад и приводил данные о том, какую долю ВВП и госрасходов разные страны тратят на ИТ. В этом списке есть группа лидеров, догоняющих» Россия пока в четвертой группе. Если наши госинвестиции на ИТ останутся на нынешнем уровне (0,2% ВВП), то мы законсервируемся на уровне Бразилии. Какие уж тут конкурентные преимущества! Возможно, государству нужно соизмерять себя по уровню затрат на ИТ еще и с бизнесом. И если бизнес тратит на информатизацию больше, то возникает вопрос: как же государство может эффективно администрировать бизнес и снижать при этом степень административного давления, если оно не располагает эффективными методами управления информацией? В игре с государством бизнес всегда будет более информированным?.

Талант CIO
«Роль CIO изменится сильнее, чем любая другая позиция в высшем уровне управления компании,-- заявил iOne Николас Карр.-- В одних случаях она станет стратегической, в других превратится в нечто типа менеджера по закупкам. Впрочем, любые пророчества о судьбе CIO только дезориентируют: значение имеет не позиция, а персона, которая ее занимает».

?В свое время,-- вспоминает Олег Бяхов, который до того как стал чиновником, делал карьеру консультанта,-- мне довелось поработать на проекте в фармацевтической компании датско-норвежского происхождения Nicomed. Локальный менеджмент компании в России и СНГ был адептом информационных технологий и принял решение строить все коммуникации со своими целевыми аудиториями с помощью ИТ. Начиная с 2004 года «Nicomed Россия» стала по объему продаж больше любого другого рынка Nicomed и теперь диктует штаб-квартире, как вести бизнес. И весь Nicomed по примеру российского офиса строит онлайновые коммуникации. Это к вопросу о конкурентных преимуществах за счет ИТ. Правда, имеет значение еще мультипликатор национального рынка. Для многих отраслей он пока скромный, поэтому в России подобное удается не всем?.

«Вот это главное -- удается не всем,-- замечает Павел Пестряков.-- Одни компании теряют свою долю на рынке, другие завоевывают, но дело не в том, кто и как использует ИТ. Все зависит от умения управленческой команды использовать все возможности для развития бизнеса, включая ИТ. Сумеет она это сделать, тогда компания займет свое место на рынке. Остальные же будут внедрять очередное ERP, чтобы «красиво» вложить деньги, или менять компьютерный парк, или делать сайт с великолепной анимацией. Но задачи бизнеса этим не решат. Умение правильно определить цели, приоритеты, сгруппироваться -- это талант управленца, каковым, собственно, и должен быть ИТ-директор».